+7(495)055-42-87 СЛУЖБА ДЕЗИНФЕКЦИИ ЭКОКОНТРОЛЬ info@combat-dez.ru
Выбрать страницу

«Лечение, которое калечит»: Семь главных ошибок власти в борьбе с коронавирусом

Фото: Владимир Гердо/ТАСС

«Начиная разговор, хочу высказать огромную благодарность врачам, которые вытянули на себе огромный воз проблем, связанных с болезнью. Не могу не отметить, что власть в России подошла к проблеме неравнодушно и много старалась, а перегибы не допускает тот, кто не действует.

Тем не менее, на мой взгляд, есть фундаментальные ошибки в самом подходе к болезни. Оговорюсь сразу, что я — не организатор в системе здравоохранения и не вирусолог и потому вправе компетентно говорить только о психических информационных вирусах, разрушительно влияющих на здоровье человека, об отношении человека к болезни и его психологических переживаниях. Конечно, ковид — болезнь серьёзная, и какое-либо ковид-диссидентство — это рискованная игра, которая может закончиться плохо. Из-за коронавируса ушло несколько моих знакомых, правда, им всем было либо под 80, либо даже за 80 лет.

Хочу высказаться о неверных, с моей точки зрения, подходах и шагах, повторениях которых важно не допустить при решении ковидных проблем.

Первая ошибка заключалась в преувеличенной реакции СМИ на заболевание, в её допущении.

Упрекать в этом вроде бы некого, люди оказались заложниками информационной среды, которая, как эхо в горах, увеличивает любой звук. Но, в отличие от звуков природы, информационный шум звучит в миллионы раз сильнее и может повторяться бесконечно. В течение нескольких месяцев из всех углов нам кричали десятки тысяч голосов: «Грозная болезнь рядом! Есть риск умереть! Сидите дома и никуда не выходите! Особенно если вам больше 65 лет! Соблюдайте социальную дистанцию! Носите маски и мойте руки! При малейшем изменении самочувствия вызывайте врача!»

Процент ободряющих голосов буквально тонул в этих панических криках. Нам показывали горы трупов в других странах. Как вы думаете, легко ли при таком настрое не заболеть и при этом не вогнать себя в состояние психоза, паники, депрессии, ощущения безнадежности?

Отказаться от телевизора, когда тебя загнали домой, тоже сложно. Ведь информационный фон и психологический микроклимат — это фактор, влияющий на здоровье, вплоть до роста смертности эмоционально неустойчивых, внушаемых людей. Некоторые журналисты даже не скрывали, говорили: мы специально стращаем людей разными опасностями, чтобы те сидели дома. Голос экспертов, говорящих об избыточности принимаемых мер и недопустимости нагнетания паники (а их и в России, и в мире немало), потонул среди панических криков.

Вообще, большой вопрос: почему из всех болезней был выделен в особую опасную группу именно короновирус, почему эта болезнь не являясь самой опасной, стала главной? Ведь от неё умерло людей в десятки если не сотни раз меньше, чем от того же туберкулёза, от которого тоже умирают люди, и который тоже передается воздушно-капельным путем. От того же гриппа каждый год умирают и, к сожалению, умрут и в этом году гораздо больше людей, чем от ковида. И что теперь — остановить жизнь?

Если выделить в информационной повестке не коронавирус, а, скажем, туберкулез, начать говорить каждый день о том, какую грозную опасность он представляет, и делать это на протяжении нескольких недель, люди тоже бы стали дрожать от паники. Но главным пугалом стал именно ковид, которого раскрутили как кинозвезду. Неясность причин такой целенаправленной раскрутки, быстрота появления дорогостоящей вакцины и дорогостоящих обследований, суета алчных медицинских компаний — всё это вызывает большие подозрения и у обычных людей, и у конспирологов.

Информационный террор, обрушенный на головы обывателей, привёл к тому, что конспирологическую точку зрения, как бы её не высмеивали, стало разделять большинство населения. Многие увидели, что эта пандемия, помимо чисто медицинской стороны, имеет ещё и политическую, и коммерческую составляющие и вообще напоминает какую-то всемирную спецоперацию, к которой мы торопливо подключились. Глобальные политические силы как будто проверяют людей на покорность, приучают массы быть готовыми к периодическому карантину и жизни в запертых помещениях, чтобы у них едва хватало возможности сводить концы с концами, и чтобы они никогда даже не думали о каких-то протестах и альтернативах в развитии стран. Крупный онлайн-бизнес думает о росте доходов и уничтожении конкурентов через цифровизацию. Одна незадача — экономика не может быть только виртуальной, и есть риск, что если всех посадят дома, массовые покупатели со временем исчезнут как класс.

Да, можно попробовать загнать людей по квартирам и сделать их управляемыми через запугивание. Но в ряде стран — Южная Корея, Швеция — пошли другим путем, и там люди доверяют своему правительству. Ведь если с людьми поговорить по-человечески, не опираясь на угрозы, они всё поймут и откликнутся на призывы к дисциплине. И думаю, тогда была бы другая реакция на происходящее.

Вторая ошибка — коммерциализация проблемы.

Деньги очень нужны, но они, увы, не решат, а во многих случаях могут только усугубить проблему. В средневековом Китае больше зарабатывали те врачи, на чьих участках болело меньше людей. Это был антикоммерческий подход. Он заставлял лекарей разрабатывать методы профилактики и иглоукалывания, более внимательно относиться к людям. А сейчас заработок находится в прямой зависимости от обращений: чем больше к тебе обращаются, тем больше ты зарабатываешь. Если ты сегодня вылечишь всех людей на твоём участке от ковида, то твое учреждение не будут финансировать. Разве в человеческой природе устоять перед такого рода соблазном? Это касается и отдельных медиков, и целых институтов.

А штрафы за нарушение постановлений, не имеющих конституционной силы, а навязывание продажи масок и перчаток? Всё это отлично пополняет городские бюджеты, но поселяет в душах людей огромное недоверие к властям и подвигает на протесты.

Третья ошибка — капитуляция перед международными организациями, занимающимися здравоохранением.

Это выражается, прежде всего, в слепом выполнении всех рекомендаций ВОЗ, которая нередко даёт противоречивые советы. До сих пор не ясно, как ВОЗ относится к теме обязательного ношения масок: сегодня она призывает усиливать масочный режим, а завтра говорит о том, что маска, в сущности, бесполезна, и носить её необязательно. Можно найти массу таких противоречий.

Поэтому естественно, что у многих людей возникает вопрос, не является ли истинный размер опасности умереть от ковида мировой выдумкой, при которой любая смерть списывается на вирус, и руководство медучреждений по всему миру получает за это дополнительные деньги. Эксперты говорят, что это тестирование людей на покорность. Не хочется так думать, но если посмотреть на весь комплекс мер и на зависимость от рекомендаций ВОЗ, такие мысли приходят.

Мы недавно объявили о том, что наши национальные приоритеты выше, чем международные принципы. Но почему же тогда интересы и рецепты ВОЗ — международной организации — ставятся во главу угла? Хотя это организация, к которой у разных стран есть много претензий, прежде всего связанных с её зависимостью от крупного капитала во главе с лучшим другом человечества — основателем «Майкрософта» и коммерческой направленностью.

Четвёртая ошибка — запрет на вдыхание свежего воздуха для определённых групп населения.

Пенсионеров старше 65 лет заставляли сидеть дома, и им было невозможно гулять. И это было самое трудное и плохо объяснимое решение, нарушающее права очень большой группы людей, между прочим, всегда оказывающей власти электоральную поддержку.

Но, видимо, в благодарность за поддержку эту группу людей обязали дышать затхлым и спертым воздухом и посадили на несколько месяцев под домашний арест. Почему, например, пенсионер — не пьющий, вдумчивый, аккуратный, которому врачи прописали ежедневные прогулки, как условие выживания — не мог выйти из подъезда в перчатках и, ни к чему не прикасаясь и ни с кем не разговаривая, пройти два километра? Зачем ввели такой запрет, хотя было известно, что в воздухе вирус не остается?

На мой взгляд, это было продиктовано страхом людей, принимающих решения. Они боялись, что ситуация выйдет из-под контроля, что не хватит койко-мест в больницах, которые сами же сократили, но ни разу не признали эту ошибку публично. Они побоялись, что начнется массовое заражение населения и обслуживающего их персонала, и болезнь перекинется и на них самих. Что будет рост процента заболевших, за это с них спросят и предложат на выход. Да и в принципе, властям во всем мире гораздо удобнее и спокойнее, когда люди сидят дома и обеспечивают себя старыми запасами.

Хотя сейчас появляются материалы о том, что шведский эксперимент дал коллективный иммунитет, и эта модель оказалась здоровой.

К сожалению, Россия с её чиновниками — страна крайностей: либо ничего не делается, либо делается с огромным преувеличением. Потому-то у нас будут выписывать штрафы рыболову, который рыбачит где-то на природе, где на расстоянии пяти километров никого нет (вспомните сюжет по ТВ). Или в городах будут штрафовать людей за вынос мусора по ночам, а в каких-то регионах примутся отлавливать пенсионеров в лесах. Почему? Потому что не положено.

Пятая ошибка — неэффективность предупреждений о коронавирусе, неточности самой рекламы защитных мер.

Например, постоянно говорится о том, что необходимо мыть руки. Но зрелые, взрослые люди и так, вернувшись с улицы, моют руки.

А почему при этом почти не говорится, например, о том, что после контакта с людьми и посещением магазинов нужно промывать нос и глаза? Ведь вирус попадает в организм именно через слизистую носа и иногда глаз. И чаще всего это происходит через дыхание, а не потому что взрослый человек начинает ковырять свой нос и тереть глаза.

Почему людям не напоминают, что после посещения магазинов и метро нужно полоскать рот и желательно выпить стакан воды — в желудке вирус погибнет с гораздо большей вероятностью, чем в ротовой полости? Почему никто не советует людям, вынужденным проходить мимо скоплений других людей, метров за десять до пересечения с ними глубоко вдохнуть и выдыхать воздух в сторону, когда проходите рядом? Вы тогда не вдохнете чужое дыхание и существенно уменьшите риск поймать вирус.

А как идея, чтобы люди занимались физкультурой и спортом в масках, которая примерно в 20 раз уменьшает количество кислорода и которая становится вредной и увеличивает заражаемость уже спустя пару часов, а при физических нагрузках — всего пару десятков минут? Не превращается ли в таком случае её ношение в профанацию? Я за то, чтобы носить маску в магазинах и метро, но попытки под каким-то предлогом заставить население носить её на улице считаю вредным, заведомо невыполнимым начинанием, дискредитирующим саму идею. И если уж заставляете людей носить маски, введите в предупреждение напоминание об обязательной регулярной смене маски.

Шестая ошибка состоит в игнорировании необходимости укреплять естественный иммунитет организма для профилактики коронавируса.

Сознание чиновников, отвечающих за вопрос борьбы с коронавирусом, почти не включает в себя тему поднятия естественного иммунитета. Оно направлено на то, чтобы людей загнать по домам, а про выработку иммунитета никто в государственном масштабе не думает, спасение утопающих становится делом рук самих утопающих.

У запертых дома людей иммунитет естественным образом снижается, как снизился он сейчас, и люди стали снова заражаться. Я почти ни разу не слышал, чтобы эксперты говорили на этот счёт. Спасение видят только в таблетке, во внешних мерах, в вакцине.

Иммунитет укрепляется физкультурой, пребыванием на свежем воздухе, занятием дыхательными практиками. Но кто говорит о пользе, к примеру, йоги или гимнастики Стрельниковой, которую полезно делать профилактически? Разве трудно было эти советы сгруппировать и подать через СМИ людям?

Почему, если уж мы заперли людей дома, не возродить утреннюю гимнастику по радио и ТВ? Наше население во многом разучилось делать что-то самостоятельно, хотя раньше были хорошие традиции. Этот момент тоже нужно было продумать, вернуть гимнастику для разных групп населения и прежде всего — для пенсионеров. Эту гимнастику смотрели бы миллионы, у канала вырос бы рейтинг. Но вместо этого телевидение весной заполнялось совершенно дурацкими и бесполезными развлекательными передачами, которые думающих людей только раздражали, наводили на мысль о том, зачем все это.

Надо вдумчиво подходить к вопросу подачи информации. Правильная подача и правильное предупреждение — это половина мер профилактики и защиты.

Седьмая ошибка заключалась в культивировании страха.

Чтобы все преодолеть, нужно настроиться по-иному, вспомнить русскую пословицу «Бог не выдаст, свинья не съест» и жить, соблюдая законы и предписания властей, и советы врачей, но делать всё это с верой в лучшее будущее, с достоинством и оптимизмом. Нас же нередко хотят не просто приучить выполнять некие предписания, но и напугать, добиться, чтобы мы во время профилактики и лечения ещё, согнулись и дрожали от страха и перед болезнью, и перед штрафами. Это не моё предположение, об этом писали сотни людей. Зачем это делается? Полагаю, что авторы такого подхода вольно или невольно исходят из того, что так легче продать новость и управлять людьми.

Чтобы освободиться от страха, полезно применять разные психологические практики, есть сотни прекрасных методов, но кто их сегодня пропагандирует? Есть и духовные методы, наработанные религиями, те же медитации и молитвы. Они не заменяют медицинские методики, но дополняют их: излечение у спокойного и настроенного на позитив человека происходит быстрее. Но что-то я не припомню, чтобы такие передачи и советы звучали с телеэкранов, и чтобы психологи, священники, духовные мастера встали бы рядом с журналистами и врачами и добавляли бы в информационный фон побольше мудрости и веры. Их просто не допускают в этот ряд.

Для освобождения от страхов, полезно вспомнить классику — «Пир во время чумы» Пушкина. «Наше всё» устами главного героя Вальсингама воспел чуму, сочинил гимн в её честь, призвал принять её как данность, как вызов Великой Неизвестности и встретить её с другими чувствами.

Помните:

Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю,
И в разъяренном океане,
Средь грозных волн и бурной тьмы,
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чумы. Все, все, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья —
Бессмертья, может быть, залог!
И счастлив тот, кто средь волненья
Их обретать и ведать мог.

Когда я напомнил об этих строках одному медицинскому чиновнику, он сказал, что будь его воля, он запретил бы Пушкина «лет на двадцать».

Между тем, чума в Англии XVII века была страшным явлением, смертность от неё достигала 80−90%. Смертность от холеры в XIX века во времена Пушкина тоже была очень высокой, намного выше, чем смертность от ковида. И всё равно поэт призывает не бояться её, ведь жизнь продолжается, за приливами обязательно следуют отливы.

В Швеции независимо от суеты журналистов и чиновников волны ковида уменьшаются сами, и пандемия затухает по своим внутренним законам. Что означает пушкинская философия на сегодняшнем языке, к чему он зовёт? Ничего не делать? Стать нарушителем режима самоизоляции и дразнить полицейских отсутствием маски в метро? Нет, Пушкин отнюдь не безумец и не диссидент. Но можете ли представить его, чтобы он, воспевавший «самостояние человека», согнулся от страха и ждал бы, когда за ним придёт Чума? Великий поэт на карантине не нарушал внешние предписания, но использовал это время для творчества, для того, чтобы запереться в Болдино и создать свои гениальные произведения. Он через века советовал нам, соблюдая законы самоизоляции, быть мудрыми — осознать, что в самой жизни всегда есть элементы риска, принять это как данность, не бояться неизвестности, сохранять спокойствие «средь волненья» для того, чтобы и в условиях карантина создавать что-то достойное, верить в лучшее будущее, наконец, в мудрость Творца. Ведь если Бог «не выдаст», то ковид нас точно «не съест».

Сейчас в стране есть хрупкое равновесие, и может быть, мы и проскочим опасный поворот с наименьшими потерями. Но если сейчас страх, карьерные соображения, оглядка на западные технологии у принимающих решения людей перевесят здравый смысл и спокойствие, и людей опять попытаются загнать в дома, боюсь, такое лекарство будет точно хуже болезни. От чего это может произойти, никто не знает, но мировые события иногда начинались с каких-то слов, инициатив или действий не очень умного чиновника, который вроде бы хотел, как лучше… Я призвал бы тех, кто принимает решения и тех, кто освещает их, взвешивать каждое своё слово и решение на максимально точных весах разума".

Автор: Директор Центра практической психологии Сергей Ключников

Коронавирус

Сотрудники ООН еще думают, ставить ли российскую вакцину от коронавируса

В России запатентован новый препарат для лечения COVID-19

Названы потери всего мира из-за коронавируса

Роспотребнадзор рекомендует отказаться от наличных в период пандемии

Все материалы по теме (4282)
Источник