+7(495)055-42-87 СЛУЖБА ДЕЗИНФЕКЦИИ ЭКОКОНТРОЛЬ info@combat-dez.ru
Выбрать страницу

Планета может сесть этой осенью на новый карантин

Фото: AP/TAСС

Несколько дней подряд в России фиксируется более 6 000 новых случаев заражения коронавирусной инфекцией ежесуточно. Больше всего новых заболевших, согласно данным оперативного штаба по ситуации с заболеванием, зарегистрировано в Москве, Петербурге, Московской, Ростовской, Нижегородской, Воронежской, Кемеровской и Ульяновской областях, а также в Ставропольском крае.

Однако глава Роспотребнадзора Анна Попова утверждает — незначительный рост числа заболевших связан с сезонным увеличением простудных инфекций. При этом она называет эпидемиологическую ситуацию стабильной и подчеркивает — подконтрольное ей ведомство не планирует в ближайшее время ужесточать существующие ограничения.

«Оснований для слухов о возобновлении режима самоизоляции в России в настоящее время нет», — вторит ей и официальный представитель Кремля, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, уточняя, что «такой вопрос даже не обсуждается.

Между тем, в остальном мире панические настроения относительно распространения коронавирусной инфекции усиливаются. Так, Израиль с 19 сентября снова сел в жесткий карантин — как сообщает пресс-служба местного правительства, гражданам запрещено удаляться от места проживания далее чем на 1 километр, предполагается закрытие образовательных учреждений, прекращение работы ресторанов и кафе, контор и офисов, кроме жизненно необходимых производств. По информации BBC, британское правительство также рассматривает вариант «мини-локдауна», который продлится как минимум две недели.

Эта ситуация наводит на довольно грустные размышления. Если Россия так и не введет повторный карантин (которого, как практически единодушно заявляют эксперты, наша экономика просто-напросто не выдержит), но при этом локдауны в той или иной степени накроют другие страны, не повторим ли мы в этом случае печальную судьбу Швециии? Которая, как известно, минувшей весной так и не ввела на своей территории всеобщий карантин, но при этом все равно понесла серьезные экономические потери из-за того, что все ее международные торговые партнеры эту меру у себя все же установили.

— Действительно, и в Великобритании, и в Германии, и в ряде других стран возникает проблема усиления витков коронавирусной угрозы. США также находятся под риском резкого скачка заболеваемости, что только добавляет им внутриполитической нервозности, потому что пик может прийтись как раз на президентские выборы, до которых осталось совсем немного времени, — признал в беседе с «СП» экономист Никита Масленников.

— И один из четырех сценариев, представленных во второй декаде сентября в проекте доклада ЦБ о денежно-кредитной политике России на ближайшие три года, как раз предусматривает распространение «второй волны» пандемии и введение в связи с этим каких-то новых карантинных ограничений. Он откровенно не благостный, там все достаточно серьезно, и при таком раскладе мы вместе со всем остальным миром продолжим оставаться в кризисном состоянии при формально положительном, а фактически — нулевом темпе роста экономики. В этом варианте срок выхода нашей страны на докризисные показатели рискует растянуться как минимум до 2024 года.

«СП»: — Насколько же высока степень, так сказать, сбываемости такого прогноза?

— Честно говоря, любой аналитик при ответе на этот вопрос попадет в затруднительное положение, потому что степень неопределенности ситуации крайне высока.

Во-первых, все-таки непонятно — если будут вводить карантинные меры, решатся ли власти придать им общенациональный характер или же обойдутся локальными ограничениями?

Во-вторых, что, собственно, будут собой представлять возможные локдауны в том и другом случаях? Я полагаю, что, скорее всего, и в мире, и в России, пойдут на плавное введение ограничительно-карантинных мер, но с некоторым ужесточением условий действия масочно-перчаточного режима.

«СП»: — То есть карантинных остановок предприятий, аналогичных весенним, все же не предвидится?

— Тут надо будет смотреть по эпидемиологической ситуации в отдельных регионах. Исключать этого нельзя, хотя глобальной остановки экономики ожидать, полагаю, вряд ли стоит. Но даже и такие, промежуточные, так сказать, меры, реализуйся они у нас или за рубежом, естественно, замедлят темпы восстановления экономики.

«СП»: — И что же тогда?

— И тогда мы, вопреки сверхоптимистическим ожиданиям правительства выхода на докризисный уровень по основным экономическим показателям к III кварталу 2021 года, а по инвестициям — к 2022 году, рискуем получить сигналы о восстановлении не ранее второй половины 2022 года.

Естественно, глубина падения экономических показателей по итогам этого года превысит ожидаемые 3,9% ВВП. Отскок также будет менее ярким — если часть Европы начнет закрываться на карантин, то вместо предполагаемых 3,3% мы получим максимум 2−2,5%.

Пока же мы наблюдаем текущую реакцию финансовых рынков, которые, видимо, вступают в стадию какой-то затяжной коррекции. Правда, 21 сентября она была спровоцирована другими событиями — утечками информации департамента криминальных расследований федерального Казначейства США о сомнительных операциях ряда крупнейших мировых банков потянула за собой шлейф в виде обвала нефти и нашей национальной валюты. Боюсь, это как раз тестирование реакции мировой экономики на стрессы — появляется тот или иной триггер, и рынки валятся, провоцируя активные спекулятивные распродажи.

Ситуация, конечно, скорее всего стабилизируется, но реакция инвесторов прекрасно иллюстрирует резкое поднятие градуса озабоченности возникновением второй волны коронавируса и неверие в успешный запуск вакцин в 2020 году. И я бы не стал исключать вероятность того, что до конца года еще случится даже не одна, а целая серия спекулятивных атак на финансовые рынки. Это резко осложнит траекторию выхода мировой экономики из кризиса и неизбежно срикошетит по России.

«СП»: — Получается, усиление экономического кризиса может случиться и без второй волны карантинных ограничений? Каковы же будут тогда последствия?

— Да, потенциально финансовые потрясения — еще одна серьезная угроза помимо коронавируса. Повторюсь, мировые финансовые рынки сейчас потенциально готовы к масштабной коррекции, поэтому вероятность их резкого спада остается очень высокой. Если это произойдет, то у национальных правительств прибавится головной боли. Потому что тогда придется вновь заниматься финансовой накачкой центробанков, а для этого, в свою очередь, включать новые финансовые стимулы со стороны бюджетов. При этом все прекрасно понимают — если их включать сейчас, это приведет к резкому возрастанию внутреннего госдолга, а это скажется на динамике курсов валют. В общем, вновь возникает крайне неприятная и неопределенная ситуация.

Если такой обвал финансовых рынков произойдет, то следующим, с позволения сказать, актом этой драмы станет целая серия внутренних дефолтов в крупнейших экономиках мира. И рисков, способных спровоцировать такой сценарий — огромное количество.

Экономика России после коронавируса

Назван главный парадокс социальной политики российских властей в кризис

Эксперт: повышение доходов граждан не является стратегической целью властей в кризис

Пандемия коронавируса: в России резко вырос спрос на гироскутеры и электросамокаты

В России ожидается падение продаж новых автомобилей до 30 процентов

Источник